Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

55

черт бы тебя взял, – он говорит.

        – Ей ведь надо гдето лежать, – говорит Дарл. – Папа воротится, тогда и заберем.

        – Не будешь помогать? – Джул говорит, и глаза белые, прямо светятся, а лицо дрожит, словно у него малярия.

        – Нет, – Дарл говорит. – Не буду. Подождем, когда папа воротится.

        Я стоял в дверях и смотрел, как он толкает и тянет повозку. Она стояла на скате, и раз мне показалось, что он вышибет заднюю стену сарая. Потом к обеду позвонили. Я его позвал, но он не оглянулся.

        – Пошли обедать, – я сказал. – Мальчика позови.

        Но он не ответил, и я пошел обедать. Дочка Анса отправилась за мальчишкой, но вернулась без него. За обедом мы услышали его крик: он опять выгонял грифа.

        – Это безобразие, – сказала Лула, – безобразие.

        – А что он может сделать? – говорю. – Со Снопсом за полчаса дело не сладишь. До вечера будут сидеть в теньке, торговаться.

        – Сделать? – она говорит. – Сделать? Он и так уже много чего наделал.

        – Наделал, верно. В том беда, что, когда он кончит, наши дела начнутся. Никакой упряжки он ни у кого не купит, тем паче у Снопса, – надо оставить заклад, а что у него годится для заклада, он еще сам не знает. – Так что вернулся я на поле, поглядел на своих мулов и вроде как распрощался с ними на время. А вечером, когда пришел, – солнцето весь день сарай грело, – не сказать, что пожалел об этом.

        Все они сидели на веранде, и, только я туда взошел, он едет. Вид какойто чудной: и побитый – хуже, чем всегда, – и вроде гордый. Словно сделал чтото из ряда вон и не знает, как остальные отнесутся.

        – Есть у меня мулы, – говорит.

        – У Снопса купил мулов? – спрашиваю.

        – Что ж тут, кроме Снопса, и купить не у кого?

        – Ну почему? – говорю.

        Он смотрит на Джула таким же чудным взглядом, а Джул спустился с веранды и пошел к коню. Посмотреть, что Анс с ним сделал, я думаю.

        – Джул, – говорит Анс. Джул оглянулся. – Поди сюда. – Джул вернулся на несколько шагов и встал.

        – Чего тебе?

        – Так ты у Снопса мулов взял, – я говорю. – Верно, к вечеру их пришлет? Раз вам ехать через Моттсон, завтра пораньше захотите отправиться?

        Тут он перестал так смотреть. Вид опять сделался затурканный, как всегда, и ртом опять зашлепал.

        – Делаю, что могу, – он говорит. Никому на всем белом свете не досталось столько издевательств и трудностей, сколько мне.

        – Снопса объехавши, человек должен веселей глядеть, – я говорю. – Что ты дал ему, Анс?

        Он в сторону смотрит.

        – Я ему дал в залог культиватор и сеялку.

        – Да за них и сорок долларов не выложат. Далеко ли ты уедешь на сорокадолларовых?

        Теперь все смотрели на него, тихо и внимательно. Джул никак не мог дойти до коня: остановился и ждал на полдороге.

        – Еще коечто дал, – сказал Анс. Он снова начал шлепать ртом и стоял так, словно ждал, что ктото его сейчас ударит, а сам заранее решил не отвечать.

        – Что еще? – Дарл спросил.

        – Черт с ним, – я говорю. – Возьми моих мулов. Потом приведешь. Я какнибудь обойдусь.

        – Так вот чего ты рылся ночью у Кеша в одежке, – говорит Дарл. Говорит так, словно из газеты читает. Словно ему плевать, в чем там дело. Теперь и Джул подошел: стоит и смотрит на Анса своими мраморными глазами. – На эти деньги Кеш хотел купить у Сюратта говорящую машину, – объясняет Дарл.

        Анс стоит и шлепает ртом. Джул на него сморит. Не моргнул ни разу.

        – Ну, пускай еще восемь долларов, – говорит Дарл таким голосом,

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск