Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

59

– Она там, в повозке.

        – Ты бы с ней поговорила, до того, как принимать лекарство. Любая женщина тебе все объяснит. – Она посмотрела на меня, я – на нее и спросил: – Сколько тебе лет?

        – Семнадцать.

        – Аа. Я думал, у тебя… – Она смотрит внимательно. Но у всех у них глаза такие, как будто они без возраста и знают все на свете. – У тебя чересчур все правильно или наоборот, не совсем?

        Она перестала смотреть на меня, но не пошевелилась.

        – Да, – говорит. – Так, наверно. Да.

        – Что «да»? – я спрашиваю. – Ты сама не знаешь? – Это срам и преступление; но все равно же они у когото купят. Она стоит и на меня не смотрит. – Ты хочешь чемнибудь остановить? Так?

        – Нет. В томто и дело. Уже остановилось.

        – Ну, и чем я тебе… – А у нее лицо потуплено – они все так делают, когда рядятся с мужчиной: чтобы не знал, откуда ждать подвоха. – Ты ведь не замужем?

        – Нет.

        – Ага. И давно у тебя остановилось? Месяцев пять, поди?

        – Нет, два всего.

        – Ну так в моей аптеке ничего для тебя нет – кроме соски. Советую тебе купить, пойти домой и сказать папе, если он у тебя есть, – и пусть он заставит коекого выправить тебе брачное свидетельство. Больше тебе ничего не нужно?

        А она стоит попрежнему и не смотрит на меня.

        – Я заплачу, у меня есть деньги.

        – Свои, или он такой молодец, что дал тебе деньги?

        – Он дал. Десять долларов. Сказал, должно хватить.

        – В моей аптеке ни тысячи долларов не хватит, ни десяти центов. Послушайся моего совета, ступай домой и скажи папе, или братьям, если братья есть, или первому встречному по дороге.

        Она – ни с места.

        – Лейф сказал, что можно купить в аптеке. Велел сказать вам, что мы с ним никомуникому не будем говорить, где купили.

        – Хотел бы я, чтобы твой драгоценный Лейф сам сюда пришел; вот чего я хотел бы. Не знаю, может, тогда я его хоть немного зауважаю. Вернешься, можешь так ему и передать, если он еще не удрал в Техас, – хотя я в этом очень сомневаюсь. Я честный фармацевт, сорок шесть лет посещаю церковь в этом городе, держу аптеку, ращу детей. Знал бы, кто твои родители, сам бы с удовольствием им сказал.

        Тут она на меня посмотрела – глаза и лицо опять стали озадаченными, как тогда, за окном.

        – Я не знала. Он сказал, можно чтото купить в аптеке. Сказал, что, может, не захотят продать, но если у меня будет десять долларов и пообещаю никому не говорить…

        – Он говорил не про мою аптеку. А если про мою или мое имя назвал, я предлагаю ему это доказать. Я предлагаю ему повторить это вслух или подам на него в суд по всей форме – так ему и передай.

        – А может, в другой аптеке продадут?

        – Тогда я не желаю о ней знать. Мне это… – Тут я поглядел на нее. Трудная жизнь им досталась; иногда мужчина… если есть извинение греху, – но его не может быть. И вообще, жизнь устроена не для того, чтобы быть легкой для людей: зачем бы им тогда к Добру стремиться и умирать? – Слушай, – я сказал. – Выбрось это из головы. Что у тебя есть, то тебе дал Господь, даже если послал через дьявола; будет Его воля, Он и заберет, без твоей помощи. Ступай к своему Лейфу, и на эти десять долларов обвенчайтесь.

        – Лейф сказал, можно чтото купить в аптеке, – говорит она.

        – Так иди и купи. Только не здесь.

        И она ушла со своим свертком, тихонько шлепая по полу ногами. Опять потыкалась в дверь и ушла. Через окно я увидел, как она идет по улице.

        Остальное я узнал от Альберта. Он сказал,

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск