Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

67

над головой в небе густо протянуты телефонные провода, а изза деревьев вырастает башня суда с часами. В песке колеса только шуршат, словно сама земля хотела бы промолчать о нашем приезде. Перед подъемом мы слезаем на землю.

        Шагаем за повозкой, за шуршащими колесами, проходим мимо домишек, и в дверях внезапно возникают лица с расширенными глазами. Внезапные восклицания сопровождают нас. Джул смотрел по сторонам, но теперь он головой не крутит, и я вижу, как наливаются яростной краснотой его уши. Вдоль дороги перед нами идут три негра; впереди них шага на четыре идет белый. Когда мы обгоняем негров, они разом поворачивают головы: лица ошарашенные и не могут скрыть отвращения.

        – Господи спаси, что они там везут? – не выдерживает один.

        Джул круто поворачивается и произносит:

        – Сволочь.

        В это время мы поравнялись с белым, который остановился чуть раньше. Джулу точно глаза застлало: повернулся он к белому.

        – Дарл! – окликает с повозки Кеш.

        Я хочу схватить Джула. Белый отстал от нас на шаг, рот у него все еще открыт; вот он закрыл рот, стиснул зубы. Джул наклоняется к нему, желваки у него побелели.

        – Что ты сказал? – говорит белый.

        Я вмешиваюсь:

        – Обождите. Это он просто так. Джул, – говорю я. Когда я дотягиваюсь до него, он уже замахнулся на человека. Я хватаю его за руку; мы боремся. Джул ни разу не взглянул на меня. Он старается вырвать руку. Я оборачиваюсь к прохожему и вижу у него в руке раскрытый нож. – Постойте, – говорю я. – Я его держу. Джул, – говорю я.

        – Думает, если городской, черт бы его взял… – говорит Джул, тяжело дыша и вырываясь. – Сволочь.

        Прохожий делает шаг. Он обходит меня, глядя на Джула, и держит нож низко у бока.

        – Никто не смеет меня обзывать.

        Папа слез, а Дюи Дэлл вцепилась в Джула, оттесняет его. Я отпускаю Джула и поворачиваюсь к прохожему.

        – Обождите, – говорю я. – Это он просто так. Он болеет. Обгорел ночью на пожаре; не в себе.

        – А хоть пожар, – говорит прохожий, – никто не смеет меня обзывать.

        – Он думал, вы ему чтото сказали.

        – Ничего я ему не сказал. Первый раз его вижу.

        – Ейбогу, – говорит папа.

        – Понимаю, – говорю я. – Это он просто так. Он возьмет свои слова назад.

        – Так пусть возьмет.

        – Уберите нож, и возьмет.

        Прохожий смотрит на меня, смотрит на Джула. Джул перестал вырываться.

        – Уберите нож, – говорю я. Он закрывает нож.

        – Ейбогу, – говорит папа. – Ейбогу.

        – Джул, скажи ему, что ты просто так, – говорю я.

        – Я думал, он чтото сказал, – отвечает Джул. – Если городской, так думает…

        – Тихо, – говорю я. – Скажи ему, что ты просто так.

        – Я просто так сказал, – повторяет Джул.

        – Ну тото, – говорит прохожий. – Обзывать меня…

        – Думаете, он побоится обозвать? – спрашиваю я.

        Прохожий смотрит на меня.

        – Я так не сказал, – отвечает он.

        – И не думай так, – говорит Джул.

        – Замолчи, – говорю я. – Пошли. Папа, трогай.

        Повозка тронулась. Прохожий стоит, провожая нас взглядом. Джул не оглядывается назад.

        – Джул бы его отлупил, – говорит Вардаман.

        Мы всходим на вершину холма, где уже начинается улица, бегают туда и сюда автомобили; мулы втаскивают повозку на улицу. Папа осаживает их. Улица протянулась прямо к площади, там перед судом стоит памятник. Мы снова влезаем в повозку – все, кроме Джула, – и лица прохожих поворачиваются к нам с уже знакомым выражением. Джул не лезет, хотя повозка

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск