Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

73

нет. А тут какаято жалкая десятка.

        Смотрит на меня. Даже не моргнула.

        – А что вы хотите?

        На часах без четырех час. Я решил, что пора ее выпроваживать, говорю:

        – Угадайте с трех раз, а нет – сам покажу.

        Она даже не моргает.

        – Мне надо чтото сделать. – Оглядывается назад и вокруг, потом смотрит в сторону зала. – Сперва дайте лекарство, – говорит.

        – Ты, что же, прямо сейчас готова? Здесь?

        – Сперва дайте лекарство.

        Ну, беру мерный стакан, становлюсь к ней спиной и выбираю бутылку безобидную – потому что кто держит яд где попало в бутылке без ярлыка, по нему тюрьма плачет. А пахнет скипидаром. Отлил ей в стакан и даю. Понюхала и смотрит на меня, стакан под носом.

        – Скипидаром пахнет.

        – А как же, – говорю, – Это начало лечения. В десять вечера придешь, дам тебе остальное, и сделаем операцию.

        – Операцию? – она говорит.

        – Больно не будет. У тебя уже была такая операция. Клин клином вышибают, слыхала?

        Смотрит на меня.

        – А поможет?

        – Конечно, поможет. Если придешь.

        Ну, выпила она, что там было, глазом не моргнув, и ушла. А я в зал.

        – Ну, сумел? – спрашивает Джоди.

        – Что сумел?

        – Да ладно тебе, – он говорит. – Я же не собираюсь отбивать.

        – Аа, с ней, – говорю. – Ей просто лекарство понадобилось. У ней сильная дизентерия, стесняется сказать при посторонних.

        Дежурство в этот вечер все равно было мое, так что я помог старому паразиту все проверить, нахлобучил на него шляпу и в половине девятого выпроводил из лавочки. Дошел с ним до угла и потом еще смотрел, пока он не миновал два фонаря и не скрылся из виду. Тогда я вернулся, подождал до половины десятого, выключил весь свет спереди, только сзади оставил лампочку, запер дверь, потом насыпал шесть капсул тальком, немного прибрался в подвале и сижу, жду.

        Пришла ровно в десять, часы еще не начали бить. Открываю, входит быстрым шагом. Я выглянул за дверь – там никого, только мальчишка в комбинезоне сидит на обочине тротуара.

        – Тебе чего? – спрашиваю. Он молчит, только смотрит на меня. Я запер дверь, выключил свет и пошел в заднюю комнату. Она стоит и ждет. В этот раз на меня не посмотрела.

        – Где? – спрашивает.

        Я дал ей коробку с капсулами. Держит в руке, смотрит на капсулы.

        – А это правда поможет?

        – Правда, – говорю. – Когда проделаешь остальное лечение.

        – Где его делать?

        – В подвале.

       

ВАРДАМАН

       

        Теперь она шире и светлее, но магазины темные, потому что все ушли домой. Магазины темные, но огни проходят по стеклам, когда мы проходим. Вокруг суда огни в деревьях. Они уселись на деревьях, а суд темный. Часы на нем смотрят на все четыре стороны, потому что они не темные. Луна тоже не темная. Не очень темная. Дарл он уехал в Джексон мой брат Дарл мой брат.  А он был в той стороне, блестел на рельсах.

        – Дюи Дэлл, пошли в ту сторону, – говорю я.

        – Зачем? – говорит Дюи Дэлл. Рельсы блестели за стеклом, он красный на рельсах. Но она сказала, его не продадут городским ребятам. – Нет, он на Рождество там будет, – говорит Дюи Дэлл. – Придется тебе подождать, когда его снова выставят.

        Дарл уехал в Джексон. Много людей не уехало в Джексон Дарл мой брат Мой брат едет в Джексон.

        Мы идем, а огни поворачиваются вокруг, уселись на деревьях. Со всех сторон одинаково. Они идут вокруг суда, а потом их не видать. Зато видать в черных окнах. Все ушли домой спать, кроме меня и Дюи Дэлл.

        На

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск