Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

8

из кухни.

        – Я больше не хочу, – сказал Квентин.

        – Раз я велю, ты должен кушать, – сказала Кэдди. – Правда, Дилси?

        Пар идет от мисочки в лицо, рука Верша окунает ложку, и от пара щекотно во рту.

        – Я не хочу больше, – сказал Квентин. – Какой же званый ужин, когда бабушка больна.

        – Ну и что ж, – сказала Кэдди. – Гости внизу, а она может выйти и сверху глядеть. Я тоже надену ночную рубашку и выйду на лестницу.

        – Это мама плакала, – сказал Квентин. – Правда, Дилси?

        – Не докучай мне, голубок, – сказала Дилси. – Вот вас покормила, а теперь еще ужин готовить для всей компании.

        Скоро даже Джейсон кончил есть. И заплакал.

        – Твоего голоска не хватало, – сказала Дилси.

        – Он каждый вечер хнычет – с тех пор как бабушка больна и ему нельзя у нее спать, – сказала Кэдди. – Хныкалка.

        – Вот я расскажу про тебя, – сказал Джейсон.

        Плачет.

        – Ты уже и так рассказал, – сказала Кэдди. – А больше тебе нечего рассказывать.

        – Спать вам пора, вот что, – сказала Дилси. Подошла, спустила меня на пол и теплой тряпкой вытерла мне рот и руки. – Верш, проводи их наверх черным ходом, только тихо. А ты, Джейсон, перестань хныкать.

        – Еще не пора спать, – сказала Кэдди. – Мы никогда так рано не ложимся.

        – А сегодня ляжете, – сказала Дилси. – Папа велел вам идти спать сразу, как поужинаете. Сами слышали.

        – Папа велел меня слушаться, – сказала Кэдди.

        – А я не буду тебя слушаться, – сказал Джейсон.

        – Еще как будешь, – сказала Кэдди. – Теперь идемте все и слушайтесь меня.

        – Только чтоб без шума, Верш, – сказала Дилси. – Сегодня, дети, будьте тише воды, ниже травы.

        – А почему? – сказала Кэдди.

        – Мама ваша нездорова, – сказала Дилси. – Идите все за Вершем.

        – Я говорил, мама плакала, – сказал Квентин. Верш поднял меня на спину, открыл дверь на веранду. Мы вышли, и Верш закрыл дверь. Темно, только плечи и запах Верша. «Не шумите. – Мы еще погуляем. – Мистер Джейсон велел сразу наверх. – Он велел меня слушаться. – А я не буду тебя слушаться. – Он всем велел. И тебе Квентин.» Я чувствую затылок Верша, слышу всех нас. «Правда, Верш? – Правда. – Вот и слушайтесь. Сейчас пойдем немножко погуляем во дворе. Идемте». Верш открыл дверь, мы вышли.

        Сошли по ступенькам.

        – Давайте отойдем подальше, к Дилсиному дому. Оттуда нас не слышно будет, – сказала Кэдди. Верш спустил меня на землю. Кэдди взяла мою руку, и мы пошли по кирпичной дорожке.

        – Идем, – сказала Кэдди. – Лягушка ускакала. Она давно уже в огороде. Может, нам другая встретится.

        Роскус несет ведра с молоком. Пронес мимо. Квентин не пошел с нами. Сидит на ступеньках кухни. Мы идем к дому, где Верш живет. Я люблю, как там пахнет. Горит огонь. ТиПи присел – рубашка подолом до полу, – подкладывает, чтобы сильней горело.

        Потом я встал, ТиПи одел меня, мы пошли на кухню, поели. Дилси стала петь, и я заплакал, и она замолчала.

        – Иди гуляй с ним, только подальше от дома, – сказала Дилси.

        – Туда нам нельзя, – говорит ТиПи.

        Мы играем в ручье.

        – Туда нельзя, – говорит ТиПи. – Слышал, мэмми не велела.

        В кухне Дилси поет, я заплакал.

        – Тихо, – говорит ТиПи. – Идем. Пошли к сараю.

        У сарая Роскус доит. Он доит одной рукой и охает. Птицы сели на дверь, смотрят. Одна на землю села, ест с коровами. Я смотрю, как Роскус доит, а ТиПи кормит Квини и Принса. Теленок в свиной загородке. Тычется мордой в проволоку, мычит.

        – ТиПи, – позвал Роскус. ТиПи отозвался из сарая: «Да». Фэнси выставила голову из стойла, потому что ТиПи еще не кормил ее. – Скорей управляйся там, – сказал Роскус. – Придется тебе додоить. Правая рука совсем уже не действует.

        ТиПи пришел, сел доить.

        – Почему ты к доктору не сходишь? – сказал ТиПи.

        – Доктор тут не поможет, – сказал Роскус. – Место у нас такое.

        – Какоетакое? – сказал ТиПи.

        – Злосчастное тут место, – сказал Роскус. – Ты кончил – впусти теленка.

        «Злосчастное

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск