Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

11

Веди его к нам, ТиПи. Фрони постелет ему. Смотрите там за ним. Тихо, Бенджи. Иди с ТиПи.

        Пошла туда, где слышно маму.

        – У вас там пусть и остается. – Это не папа. Закрыл дверь, но мне слышно запах.

        Спускаемся. Ступеньки в темное уходят, и ТиПи взял мою руку, и мы вышли через темное в дверь. Во дворе Дэн сидит и воет.

        – Он чует, – говорит ТиПи. – И у тебя, значит, тоже на это чутье?

        Сходим с крыльца по ступенькам, где наши тени.

        – Забыл надеть тебе куртку, – говорит ТиПи. – А надо бы. Но назад вертаться не стану.

        Дэн воет.

        – Замолчи, – говорит ТиПи. Наши тени идут, а у Дэна ни с места, только воет, когда Дэн воет.

        – Размычался, – говорит ТиПи. – Как же тебя к нам вести. Раньше хоть этого баса жабьего у тебя не было. Идем.

        Идем кирпичной дорожкой, и тени наши тоже. От сарая пахнет свиньями. Около стоит корова, жует на нас. Дэн воет.

        – Ты весь город на ноги подымешь своим ревом, – говорит ТиПи. – Перестань.

        У ручья пасется Фэнси. Подходим, на воде блестит луна.

        – Ну нет, – говорит ТиПи. – Тут слишком близко. Еще дальше отойдем. Пошли. Ну и косолапый – чуть не по пояс в росе. Идем.

        Дэн воет.

        Трава шумит, и ров открылся в траве. Из черных лоз круглятся кости.

        – Ну вот, – сказал ТиПи. – Теперь ори сколько влезет. Вся ночь твоя и двадцать акров луга.

        ТиПи лег во рву, а я сел, смотрю на кости, где сарычи клевали Нэнси и взлетали из рва тяжело и темно.

        «Когда мы ходили тут утром, монета была», говорит Ластер. «Я еще показывал тебе. Помнишь? Мы стоим вот здесь, я вынул из кармана и показываю».

        – Что ж, потвоему, и бабушку разденут сарычи? – сказала Кэдди. – Глупости какие.

        – Ты бяка, – сказал Джейсон. Заплакал.

        – Глупая ты, – сказала Кэдди. Джейсон плачет. Руки в карманах.

        – Джейсону богатым быть, – сказал Верш. – Все время за денежки держится.

        Джейсон плачет.

        – Вот, додразнили, – сказала Кэдди. – Не плачь, Джейсон. Разве сарычам пробраться к бабушке? Папа их не пустит. Ты маленький – и то не дался б им. Не плачь.

        Джейсон замолчал.

        – А Фрони говорит, что это похороны, – сказал Джейсон.

        – Да нет же, – сказала Кэдди. – Это у нас званый ужин. Ничегошеньки Фрони не знает. Он светляков подержать хочет. Дай ему, ТиПи.

        ТиПи дал мне бутылку со светляками.

        – Пошли обойдем кругом дома и в окно заглянем в гостиную, – сказала Кэдди. – Вот тогда увидите, кто прав.

        – Я и так знаю, – сказала Фрони. – Мне и заглядывать не надо.

        – Ты лучше молчи, Фрони, – сказал Верш. – А то получишь порку от мэмми.

        – Ну, что ты знаешь? – сказала Кэдди.

        – Что знаю, то знаю, – сказала Фрони.

        – Идемте, – сказала Кэдди. – Пошли смотреть в окно.

        Мы пошли.

        – А светляков вернуть забыли? – сказала Фрони.

        – Пусть он еще подержит – можно, ТиПи? – сказала Кэдди. – Мы принесем.

        – Не вы их ловили, – сказала Фрони.

        – А если я разрешу вам идти с нами, тогда можно, чтоб еще подержал? – сказала Кэдди.

        – Нам с ТиПи никто не велел тебя слушаться, – сказала Фрони.

        – А если я скажу, что вам не нужно меня слушаться, тогда можно, чтоб еще подержал? – сказала Кэдди.

        – Ладно, – сказала Фрони. – Пусть подержит, ТиПи. Мы зато посмотрим, как там голосят.

        – Там совсем не голосят, – сказала Кэдди. – Говорят же тебе, там званый ужин. Правда, Верш?

        – Отсюда не видать, что у них там, – сказал Верш.

        – Ну, так пошли, – сказала Кэдди. – Фрони и ТиПи можно меня не слушаться. А остальным всем слушаться. Подыми его, Верш. Уже темно почти.

        Верш взял меня на спину, мы пошли к крыльцу и дальше кругом дома.

        Мы выглянули изза дома – два огня едут к дому аллеей. ТиПи вернулся к погребу, открыл дверь.

        «А знаешь, что там внизу стоит?» сказал ТиПи. Содовая. Я видел, мистер Джейсон нес оттуда бутылки в обеих руках. Постой минутку здесь.

        ТиПи пошел, заглянул в двери кухни. Дилси сказала: «Ну, чего заглядываешь?

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск