Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

14

постельке. Тебе уже тринадцать лет. Будешь спать теперь один, в дяди Мориной комнате, – сказала Дилси.

        Дядя Мори нездоров. У него глаз нездоров и рот. Верш понес ему ужин на подносе.

        – Мори грозится застрелить мерзавца, – сказал папа. – Я посоветовал ему потише, а то как бы этот Паттерсон не услыхал. – Папа выпил из рюмки.

        – Джейсон, – сказала мама.

        – Кого застрелить, а, папа? – сказал Квентин. – Застрелить за что?

        – За то, что дядя Мори пошутил, а тот не понимает шуток, – сказал папа.

        – Джейсон, – сказала мама. – Как ты можешь так? Чего доброго, Мори убьют изза угла, а ты будешь сидеть и посмеиваться.

        – Пусть держится подальше от углов, – сказал папа.

        – А кого застрелить? – сказал Квентин. – Кого дядя Мори застрелит?

        – Никого, – сказал папа. – Пистолета у меня нет.

        Мама заплакала.

        – Если тебе в тягость оказывать Мори гостеприимство, то будь мужчиной и скажи ему в лицо, а не насмехайся заглазно при детях.

        – Что ты, что ты, – сказал папа. – Я восхищаюсь Мори. Он безмерно укрепляет во мне чувство расового превосходства. Я не променял бы его на упряжку каурых коней. И знаешь, Квентин, почему?

        – Нет, сэр, – сказал Квентин.

        – Et ego in Arcadia…2 забыл, как полатыни «сено», – сказал папа. – Ну, не сердись, – сказал папа. – Это все ведь шутки. – Выпил, поставил рюмку, подошел к маме, положил ей руку на плечо.

        – Неуместные шутки, – сказала мама. – Наш род ни на йоту не хуже вашего, компсоновского. И если у Мори слабое здоровье, то…

        – Разумеется, – сказал папа. – Слабое здоровье – первопричина жизни вообще. В недуге рождены, вскормлены тленом, подлежим распаду. Верш!

        – Сэр, – сказал Верш за моим стулом.

        – Ступайка наполни графин.

        – И скажи Дилси, пусть отведет Бенджамина наверх и уложит, – сказала мама.

        – Ты уже большой мальчик, – сказала Дилси. – Кэдди умаялась спать с тобой. Ну замолчи и спи.

        Комната ушла, но я не замолчал, и комната пришла обратно, и Дилси пришла, села на кровать, смотрит на меня.

        – Так не хочешь быть хорошим и заснуть? – сказала Дилси. – Никак не хочешь? А минуту обождать ты можешь?

        Ушла. В дверях пусто. Потом Кэдди в дверях.

        – Тсс, – говорит Кэдди. – Иду, иду.

        Я замолчал, Дилси отвернула покрывало, и Кэдди легла на одеяло под покрывало. Она не сняла купального халата.

        – Ну вот, – сказала Кэдди. – Вот и я.

        Пришла Дилси еще с одеялом, укрыла ее, подоткнула кругом.

        – Он – минута и готов, – сказала Дилси. – Я не стану гасить у тебя свет.

        – Хорошо, – сказала Кэдди. Примостила голову рядом с моей на подушке. – Спокойной ночи, Дилси.

        – Спокойной ночи, голубка, – сказала Дилси. На комнату упала чернота. Кэдди пахла деревьями.

        Смотрим на дерево, где Кэдди.

        – Что ей там видно, а, Верш? – Фрони шепотом.

        – Тссс, – сказала Кэдди с дерева.

        – А нука спать! – сказала Дилси. Она вышла изза дома. – Папа велел идти наверх, а вы сюда прокрались за моей спиной? Где Кэдди и Квентин?

        – Я говорил ей, чтоб не лезла на дерево, – сказал Джейсон. – Вот расскажу про нее.

        – Кто, на какое дерево? – сказала Дилси. – Подошла, смотрит на дерево вверх. – Кэдди! – сказала Дилси. Опять ветки закачались.

        – Ты, сатана! – сказала Дилси. – Слазь на землю.

        – Тсс, – сказала Кэдди. – Ведь папа не велел шуметь.

        Кэддины ноги показались. Дилси дотянулась, сняла ее с дерева.

        – А у тебя есть разум? Зачем ты разрешил им сюда? – сказала Дилси.

        – А что я мог с ней поделать, – сказал Верш.

        – Выто почему здесь? – сказала Дилси. – Вамто кто разрешил?

        – Она, – сказала Фрони. – Она позвала нас.

        – Да кто вам велел ее слушаться? – сказала Дилси – А ну, марш домой! – Фрони с ТиПи уходят. Их не видно, но слышно еще.

        – Ночь на дворе, а вы бродите, – сказала Дилси. Взяла меня на руки, и мы пошли к кухне.

        – За спиной моей прокрались, – сказала Дилси. – И ведь знают, что давно пора в постель.

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск