Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

57

ее над собой

        «Он здесь гдето»

        «Пусть лежит завтра найдется Идем»

        «Подожди минуту Я сейчас найду»

        «Боишься что»

        «Вот он Лежал тут все время под носом»

        «Вот как Ну идем»

        Я встал пошел вслед Поднимаемся склоном и кузнечики смолкают перед нами

        «Смешно как бывает Уронишь в траву рядом а после ищешь, ищешь всюду»

        Мглистый косогор от росы сизый восходит в сизое небо а вон и деревья вдали.

        «Чертова жимолость распахлась как»

        «Ты раньше любил этот запах»

        Вышли наверх идем Хотела повернуть к опушке натолкнулась на меня не стала поворачивать Ров зачернел шрамом на сизой траве Опять повернула натолкнулась на меня коротко глянула не стала Дошли до рва

        «Пойдем здесь»

        «Зачем»

        «Посмотрим не истлели еще Нэнсины кости Я давно не ходил смотреть а ты»

        Во рву все спутано от лоз и колючек темно

        «Они вон там валялись но мне теперь не разглядеть отсюда а тебе»

        «Хватит Квентин»

        «А ты иди и не сворачивай»

        Ров сузился сомкнулся она повернула к деревьям

        «Дай пройти»

        «Кэдди»

        «Пусти»

        Держу не пускаю

        «Я сильней тебя»

        Напряглась не поддается но не вырывается

        «Я не хочу с тобой драться пусти лучше пусти»

        «Кэдди не надо туда Кэдди»

        «Все равно не поможет сам знаешь не поможет дай пройти»

        Жимолостью кропит и кропит Трещат кузнечики чутким кольцом обступив нас Обошла меня направилась К опушке

        «А ты возвращайся домой тебе незачем»

        Но я иду следом

        «Почему ты домой не идешь»

        «Чертова жимолость»

        К изгороди подошли Она пролезла Я тоже пролез разогнулся вижу он из деревьев в сизую мглу вышел идет к нам высоким плоским и недвижным силуэтом даже на ходу как бы храня недвижность Навстречу ему пошла

        «Это Квентин Я мокрая на мне все промокло Подымешь пеняй на себя»

        Их силуэты слитной тенью голова ее поднялась в небо маячит выше чем его Две головы в небе очерчены

        «Пеняй на себя самого»

        И головы слитно уже Сумрак пахнет дождем сырой травой листьями Сизая мгла кропит жимолостью накатывает влажными волнами Ее лицо белеет на плече у него Он держит ее как ребенка на одной руке другую протянул мне

        «Рад познакомиться»

        Пожали руки стоим Она высоко тенью на тени их силуэты слитной тенью

        «Ты куда теперь Квентин»

        «Пройдусь немного лесом выйду на дорогу и вернусь через город домой»

        Ухожу

        «До свидания»

        «Квентин»

        Я остановился

        «Что тебе»

        В лесу древесные лягушки распелись к дождю словно шарманки игрушечные вертятся с натугой и жимолость

        «Иди сюда»

        «Что тебе»

        «Иди сюда Квентин»

        Я вернулся Она смутной тенью нагнулась тронула мое плечо склонясь пятном лица с его высокой тени Я отстранился

        «Осторожней»

        «Иди прямо домой»

        «Мне спать не хочется пойду пройдусь»

        «Иди у ручья подожди меня»

        «Нет я пройдусь»

        «Я скоро приду подожди меня слышишь»

        «Нет я пойду лесом»

        Иду не оглядываюсь Лягушки без умолку не стесняясь меня ничуть Мглистый свет как мох на ветках каплющий а дождя еще нет Спустя немного повернул назад вышел на опушку и сразу же опять запахло жимолостью На здании суда часы освещены и в небе отсвет городских огней над площадью а вдоль ручья темнеют ивы В маминых окнах свет и в комнате у Бенджи горит еще Я пролез под изгородью лугом побежал в сизой траве бегу среди кузнечиков а жимолостью пахнет все сильнее Потянуло водой вот она мглистожимолостная Я лег на берегу лицом к земле чтобы не слышать жимолости И правда теперь не слышу Лежу чувствую как земля холодит сквозь рубашку слушаю шум воды и скоро дышать стало легче и я лежу и думаю о том что если головы не подымать то жимолость не проникает и дыханья не теснит а потом ни о чем не стал думать Идет берегом остановилась я лежу

        «Уже поздно не останавливайся иди домой»

        «Что»

        «Домой иди поздно уже»

        «Ладно»

        Шуршит по траве подолом Лежу Шуршание кончилось

        «Говорят тебе домой

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск