Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

60

Я же должна догнать его и извиться Пусти руки

        Ну пожалуйста Квентин Пусти Пусти

        И вдруг перестала и руки обвяли

        «Ну что ж Я и после могу Он и после поверит всегда»

        «Кэдди»

        Она не привязала Принса Надоест ему стоять и порысит домой

        «Он мне всегда поверит»

        «Любишь его Кэдди»

        «Люблю ли»

        Смотрит на меня затем глаза пустые стали как у статуй незрячие пустые безмятежные

        «Приложи руку вот сюда»

        Взяла мою руку прижала к ключице

        «Теперь говори его имя»

        «Долтон Эймс»

        Гулко толкнулась кровь в ладонь Еще еще все убыстренней

        «Повтори опять»

        А лицо вдаль обращено где солнце в деревьях и пташка

        «Повтори опять»

        «Долтон Эймс»

        Кровь неустанно и гулко стучит, стучит в ладонь

        Все течет и течет, а лицо мое холодное и словно омертвело, и глаз, и порез на пальце щиплет снова. Слышно, как Шрив качает воду у колонки, вот вернулся с тазом, в тазу колышется круг сумеречный, с краешков желтоватый, как улетающий воздушный шар, затем появилось мое отражение. Стараюсь разглядеть лицо.

        – Не течет уже? – спросил Шрив. – Дайка мне свою тряпку.

        Тянет из руки у меня.

        – Не надо, – сказал я. – Я сам могу. Почти уже не течет. – Я опять окунул носовой платок, разбив шар. Вода окрасилась. – Жаль, чистого нет.

        – Сырой бы говядины к глазу – вот что хорошо бы, – сказал Шрив – А то будешь завтра светить фонарем. Подарочком этого сукина сыча.

        – А я ему не засветил? Я выжал платок, стал счищать им кровь с жилета.

        – Так не сойдет, – сказал Шрив. – Придется отдать в чистку. Приложи лучше опять к глазу.

        – Хоть немного, да сниму, – сказал я. Но почти не отчистилось – А воротник тоже выпачкан?

        – Да ладно, – сказал Шрив. – Ты к глазу приложи. Дай сюда

        – Полегче, – сказал я. – Я сам. А я ему, значит, совсем ничего?

        – Я, возможно, не заметил. Отвлекся в ту секунду он может, моргнул. Но онто тебя разделал по всем правилам бокса. Как тренировочную грушу. Какого дьявола ты полез на него с кулаками? Дурила несчастный. Ну, как самочувствие?

        – Отличное, – сказал я. – Чем бы мне отчистить жилет?

        – Да забудь ты про свои одежки. Болит глаз?

        – Самочувствие отличное, – сказал я. Вокруг все вроде как лиловое и тихое, а небо иззеленазолотистое над гребнем крыши, и дым из трубы султаном в безветренную тишину. Опять ктото у колонки. Мужчина с ведром, смотрит на нас через плечо свое качающее. В дверях дома женщина прошла, не выглянув. Корова мычит гдето.

        – Кончай, – сказал Шрив. – Брось тереть, приложи к глазу. Завтра прямо с утра пошлю твой костюм в щетку.

        – Ладно, кончаю. А жаль, пусть бы я его хоть моей кровью заляпал немного.

        – Сукин он сын, – сказал Шрив.

        Из дома вышел Споуд – говорил с той женщиной, Должно быть, – пошел к нам через двор. Смотрит на меня смешливохолодными глазами.

        – Ну, брат, – сказал Споуд. – Свирепые, однако, у тебя забавы. Похищенья малолеток, драки. А на каникулах чем ты душу отводишь? Дома поджигаешь?

        – Ладно, – сказал я. – Ну, что говорит миссис Лэнд?

        – Жучит Джеральда за то, что кровь тебе пустил. А потом возьмется за тебя, что дался раскровянить. Она не против драки, ее кровь шокирует. Думаю, ты малость упал, приятель, в ее глазах, поскольку обнаружил недержание крови. Ну, как себя чувствуешь?

        – Разумеется, – сказал Шрив. – Уж если не родился Блэндом, то наиблагороднейшее, что тебе осталось, – Это, зависимо от пола, либо блуд сотворить с представителем Блэндов, либо, напившись, подраться с таковым.

        – Совершенно верно, – сказал Споуд. – Но я не знал, что Квентин пьян.

        – Не пьян он, – сказал Шрив – А у трезвого руки разве не чешутся двинуть этого сукина сына?

        – Ну уж мне потребуется быть крепко пьяным, чтобы полезть с ним в драку после Квентина. Где это Блэнд выучился боксу?

        – Да он ежедневно занимается у Майка в городе, – сказал я.

        – Вот как, – сказал Споуд. – И ты знал это и полез драться?

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск