Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

98

как накинется. Зачем вы ее обижаете? Неужели нельзя вам жить в одном доме с собственной племянницей родной и не ссориться?

        – Когда мне было с ней ссориться, если я ее с утра сегодня не видел, – говорю. – И чем это я ее обидел? Что в школу заставил пойти? Свинство, конечно, с моей стороны, – говорю.

        – Вы лучше занимайтесь своими делами, а ее не трожьте, – говорит Дилси. – Я уж сама с ней полажу, только вы с мис Кэлайн не даете мне вот. Идите посидите тихомирно, пока на стол накрою.

        – Если бы мне четвертак, – говорит Ластер, – то я бы пошел на артистов.

        – А если бы тебе крылья, то на небо полетел бы, – говорит Дилси. – Хватит, ни словечка мне больше про этих артистов.

        – Да, кстати, – говорю. – Мне тут дали два билета. – Достал их из пиджачного кармашка.

        – И вы пойдете? – спрашивает Ластер.

        – Ни за что, – говорю. – Десять долларов приплатят, и то не пойду.

        – Дайте мне один, мистер Джейсон, – говорит он.

        – А ты купи у меня, – говорю. – Желаешь?

        – У меня денег нету, – говорит.

        – Жальжаль, – говорю. И вроде ухожу.

        – Дайте мне один, мистер Джейсон, – говорит. – Вам же они оба не нужны.

        – Да уймись ты, – Дилси ему. – Знаешь ведь, он даром ничего не даст.

        – А сколько вы за него хотите? – Ластер меня спрашивает.

        – Пять центов, – говорю.

        – У меня столько нету, – говорит.

        – А сколько у тебя есть? – спрашиваю.

        – Нисколько нету, – говорит.

        – Ну что ж, – говорю. И к дверям направляюсь.

        – Мистер Джейсон, – опять он.

        – Да замолчишь ты? – Дилси ему. – Он же тебя нарочно дразнит. Ему самому нужны эти билеты. Идите себе, Джейсон, не мучьте его зря.

        – Они мне вовсе не нужны, – говорю и вернулся обратно к плите. – Я, собственно, вошел, чтобы сжечь их. Но если хочешь, за пятак уступлю один, – говорю и смотрю на него, а сам открываю конфорку.

        – Да у меня нету, – говорит.

        – Ну что ж, – говорю. И бросил в огонь одну контрамарку.

        – Ох, Джейсон, – Дилси мне. – И не стыдно вам?

        – Мистер Джейсон, – говорит Ластер. – Пожалуйста, сэр. Я целый месяц буду вам шины каждый день накачивать.

        – Деньги на бочку, – говорю. – Всего за пятак уступаю.

        – Молчи, Ластер, – говорит Дилси и за руку его как отдернет от плиты. – Ну, что же вы? – говорит. – Жгите и второй. Кончайте.

        – Всего за пятак, – говорю.

        – Да кончайте, – говорит Дилси. – Нет у него пятака. Кончайте. Кидайте в огонь.

        – Ну что ж, – говорю. Бросил и вторую в огонь, и Дилси задвинула конфорку.

        – А еще взрослый человек, мужчина, – говорит. – Уходите из моей кухни. Замолчи, – говорит она Ластеру. – А то и Бенджи заплачет. Я нынче у Фрони возьму для тебя четвертак, завтра вечером пойдешь. Ну, уймись.

        Я пошел в гостиную. Наверху там они как воды в рот набрали. Раскрыл газету. Немного спустя вошли Бен с Ластером. Бен прямо к темному пятну на стене, где раньше зеркало висело, водит по этому месту руками, слюни пускает, мычит. Ластер давай кочергой ковыряться в камине.

        – Ты зачем? – говорю. – Нечего камин сегодня разжигать.

        – Это я чтобы он утихомирился, – говорит. – И на пасху всегда же холодно.

        – Сегодня пока что не пасха, – говорю. – Поставь кочергу где стояла.

        Поставил, с матушкиного кресла взял подушечку, дал Бену, тот ссутулился перед камином на полу и замолчал.

        Читаю газету. Наверху у них попрежнему ни шороха, а уже Дилси вошла к нам, Ластера с Беном услала на кухню кормиться и «Ужин подан» говорит.

        – Хорошо, – говорю. Вышла. Сижу, газету читаю. Немного погодя слышу: Дилси дверью скрипнула, засматривает.

        – Что ж вы не идете кушать? – спрашивает.

        – Жду ужина, – говорю.

        – Ужин подан, – говорит. – Я же сказала.

        – Вот как? – говорю. – Виноват, но я не слышал, чтобы сверху ктонибудь сошел в столовую.

        – Они не сойдут, – говорит. – Идите поужинайте, тогда я смогу им наверх отнести.

        – Скоропостижно заболели? – говорю. – Ну и что сказал доктор?

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск