Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

106

существ, медленный говор прохожих, невидимо проходивших по невидимой улице, смотрела, как быстро проносятся двойные зрачки автомобилей, похожие на беспокойных светляков. Одна из машин, притормозив, остановилась на углу, и через минуту темная фигурка торопливо, но настороженно пробежала по светлеющему гравию дорожки. Вдруг она остановилась на полпути, тихонько взвизгнула и снова побежала к ступенькам веранды и остановилась – миссис Пауэрс вышла изза колонны.

        – Ах! – вскрикнула мисс Сесили Сондерс, вздрогнув. Ее тонкая рука вспорхнула к темному платью. – Миссис Пауэрс!

        – Да. Входите, пожалуйста!

        Грациозными, нервными шажками Сесили взбежала по ступенькам.

        – Ттам лягушка! – объяснила она, задыхаясь. – Я чуть не наступила…

        Уфф! – Она вздрогнула, тоненькая, как пригашенный язычок пламени под темным покровом платья. – А дядя Джо дома? Можно мне… – Ее голос настороженно замер.

        – Он у себя в кабинете, – ответила миссис Пауэрс.

        «Что с ней случилось?» – подумала она.

        Сесили стояла так, что свет из холла падал прямо на нее. В ее лице была какаято неуловимая отчаянная тревога, безнадежная бравада, и она долгим взглядом искала чегото в затененном лице другой женщины. Потом внезапно нервно пробормотала: «Спасибо! Спасибо!» – и быстро бросилась в дом. Миссис Пауэрс поглядела ей вслед и, войдя за ней, увидала ее темное платье. «Да она уезжает!» – с уверенностью сказала себе миссис Пауэрс.

        – Дядя Джо? – окликнула она, касаясь обеими руками дверной рамы.

        Кресло ректора скрипнуло.

        – А? – спросил он, и девушка метнулась к нему, как летучая мышь, темная в темноте, и, упав к его ногам, обняла его колени. Он пытался поднять ее, но она только крепче прижалась к нему, пряча голову в его коленях.

        – Дядя Джо, простите меня, простите!

        – Да, да, я знал, что ты к нам вернешься, я говорил им…

        – Нет, нет, я… я… Вы всегда были так добры ко мне, я не могла так просто… – Она судорожно прижалась к нему.

        – Что с тобой, Сесили? Ну, ну, не надо плакать. Скажи, что с тобой? Что случилась? – И с горьким предчувствием он приподнял ее лицо, стараясь разглядеть его. Но оно так и осталось чемто теплым и смутным в его руках.

        – Нет, сначала скажите, что прощаете меня, дядя Джо, милый. Скажите же, скажите! Если вы меня не простите, я не знаю, что со мной будет!

        Его руки скользнули вниз, легли на ее тонкие напряженные плечи, и он сказал:

        – Ну, разумеется, я тебя прощаю!

        – Спасибо, ах, спасибо вам. Вы такой добрый… – Она схватила его руку, прижала к губам.

        – Но что же случилось, Сесили? – спросил он тихо, стараясь успокоить ее.

        Она подняла голову.

        – Я уезжаю.

        – Значит, ты не выйдешь за Дональда?

        Она снова спрятала голову в его коленях, стиснула ему руку своими длинными нервными пальцами, прижалась к ней лицом.

        – Не могу, не могу. Я… Я стала скверной женщиной, дядя Джо, милый… Простите меня, простите…

        Он отнял руку, и она позволила поднять себя с полу, чувствуя его руки, его большое, доброе тело.

        – Ну, перестань, перестань! – сказал он, поглаживая ее спину тяжелой ласковой рукой. – Не плачь!

        – Мне пора, – сказала она наконец, и ее тоненькая темная фигурка оторвалась от его массивного тела. Он отпустил ее, она судорожно сжала его руку и тут же выпустила. – Прощайте! – шепнула она и выбежала, быстрая и (???)

        На террасе она пробежала мимо миссис Пауэрс, не видя ее, и – пролетела по ступенькам. Та смотрела вслед ее тонкой темной фигурке, пока она не исчезла… Через минуту на машине, стоявшей за углом сада, зажглись фары, и она уехала…

        Миссис Пауэрс вошла в кабинет и повернула выключатель. Ректор спокойно и безнадежно смотрел на нее изза стола.

        – Сесили отказалась, Маргарет. Так что свадьбы не будет.

        – Глупости, – сказала она резко, протягивая ему свою крепкую руку. – Я сама с ним обвенчаюсь. Все время собиралась это сделать. Разве вы ничего не подозревали?

       

12

       

       

      «СанФранциско, Калифорния.

      25 апреля, 1919 года.

     

      Маргарет, любимая моя!

      Вчера вечером я все сказал маме, но она, конечно, считает, что мы слишком молоды. Но я объяснил, что

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск