Главное меню
Классическая проза
Уильям Фолкнер
(William Faulkner )
(1897-1962)

117

сказал его спутник, присевший на корточки у стены.

        Мальчик встал, и монетка дугой полетела к нему из руки Гиллигена.

        – Пригляди за теми чемоданами, пока я вернусь. Ладно?

        – Ладно, капитан! – Мальчик вразвалку подошел к чемоданам и спокойно застыл около них. И сразу заснул стоя, как засыпает лошадь.

        – Фу, черт, делают, что им велишь, а сам чувствуешь себя какимто… какимто…

        – Невзрослым, да? – подсказала она.

        – Вот именно. Будто ты мальчишка, щенок, а они за тобой должны присматривать, даже если точно не знаешь, что тебе от них нужно.

        – Смешной вы, Джо. И ужасно славный. Просто жаль, что зря пропадаете!

        Ее профиль был отчетливо виден, бледный на фоне какойто темной открытой двери.

        – Могу дать вам возможность сделать так, чтоб я зря не пропадал!

        – Пойдем погуляем. – Она взяла его под руку и медленно пошла вдоль путей, чувствуя, как все смотрят на ее ноги.

        Стальные рельсы убегали, сужаясь, и заворачивали за деревья. Если бы видеть их как можно дальше, даже еще дальше, чем можно видеть…

        – Ну, что? – спросил Гиллиген, хмуро шагая рядом с ней.

        – Посмотрите, какая весна, Джо. Взгляните на деревья: уже лето подходит, Джо.

        – Да, уже лето подходит. Занятно, правда? Меня всегда както удивляет: посмотришь – все идет своим чередом, помимо нас. Наверно, старушкаприрода все делает оптом, ее ничем не удивишь, уж не говоря о том, что ей дела нет – такие мы, как хотим быть, или не такие.

        Держась за его руку, она шла по рельсу.

        – А какими мы, повашему, должны быть, Джо?

        – Не знаю каким… какой вы себя считаете, и не знаю, каким я себе кажусь, но одно мне известно: мы с вами хотели помочь природе исправить злое дело, и нам не повезло.

        В плоских чашечках листьев лежала капля солнца, и деревья словно горели прохладным пламенем заката. Деревянный мостик шел через ручей, тропинка подымалась в гору.

        – Давайте посидим на перилах, – предложила она, подводя его к мостику. И, прежде чем он успел подсадить ее, она повернулась спиной к перилам и легко поднялась на мускулах рук. Она зацепилась носками за нижнюю перекладину перил, и он сел рядом с ней. Давайте покурим.

        Она вытащила пачку из сумочки, и он взял сигарету, чиркнул, спичкой.

        – А кому повезло во всей этой истории? – спросила она.

        – Лейтенанту.

        – Неправда. Это в браке ты можешь быть счастливым или несчастным. А в смерти ты ни то, ни другое: ты ничто,

        – Это верно. Ему теперь не надо думать, счастлив он или нет… А вот падре повезло.

        – В чем?

        – Ну, если у человека несчастье, а потом это несчастье проходит – значит, повезло. Разве не так?

        – Не знаю. Чтото вы слишком сложно думаете, Джо.

        – А та девушка? Говорят, у ее теперешнего парня денег куча, а мозгов чуть. Значит, ей тоже повезло.

        – Думаете, она довольна? – (Гиллиген внимательно посмотрел на нее и ничего не ответил.) – Подумайте, сколько удовольствия она получила бы сейчас: овдоветь такой молодой – как романтично! Уверена, что она сейчас клянет свою судьбу.

        Он с восхищением посмотрел на нее.

        – Мне всегда хотелось быть ястребом, – сказал он, – но теперь, пожалуй, мне хочется стать женщиной.

        – Господи Боже, Джо! Что за фантазия!

        – Ну, а теперь, раз вы уже записались в эти самые сивиллы26, расскажите мне про этого франта, про Джонса. Емуто определенно повезло.

        – В чем повезло?

        – Ну, как же! Добился чего хотел.

        – Но не тех женщин, которых добивался.

        – Да, не совсем. Ну, конечно, ему всех не добиться, мало ли чего он хочет. Помоему, он два раза обжегся. Но ему это ничуть не мешает. Выходит, он – счастливчик. – (Их сигареты двойной дугой упали в ручей, зашипели.) – Должно быть, нахальством тоже можно многого добиться от женщин.

        – Вы хотите сказать – как и тупостью?

        – Вовсе нет. Какая там тупость. Вот я действительно не могу добиться той, кого хочу, по своей тупости.

        Она положила руку ему на плечо.

        – Вы совсем не тупой, Джо. Но и смелости в вас нет.

        – Нет есть. Разве вы можете себе представить, что я стану с кемто считаться, если захочу чегонибудь?

        – Но я и не представляю себе, что вы

 

Фотогалерея

Статьи


Американский романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер родился в Нью-Олбани (штат Миссисипи). Он был старшим из четырех сыновей управляющего делами университета Марри Чарлза Фолкнера и Мод (Батлер) ...


Я думаю, что этой премией награжден не я, как частное лицо, но мой труд - труд всей моей жизни, творимый в муках и поте человеческого духа, труд осуществляемый не ради славы и, уж конечно, не ради д...


Умерший в сентябре 1962 года в возрасте шестидесяти пяти лет Уильям Фолкнер принадлежит к видным мастерам новой американской прозы, которая стала известна в Европе с 1920-х годов и в 1930-х годах по...


Трилогия Фолкнера посвящена социальному возвышению семейства Сноупсов, американцев-южан, историю которых писатель начинает с 90-х годов прошлого столетия (а если считать эпизодические экскурсы в про...


Фолкнер не раз в своих романах и рассказах обращается к йокнапатофским "мужикам". Но только в трилогии он пытается осмыслить их  судьбу в связи с общими тенденциями американской жизни...


В своих романах о Сноупсах Фолкнер вынашивает определение "сноупсизма" или "сноупсовщины" как комплекса агрессивных  разрушительных сил в американской жизни. "Сноупсовщ...


В родном городе выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера - Оксфорде любят рассказывать про своего великого земляка анекдоты. Вот один из них. Получив как-то из продуктовой лавки счет, писат...

Очерк творчества писателя


Открывая едва ли не любой из фолкнеровских романов, сразу ощущаешь, что попал в страну обширную, значительную, богатую, в  страну, живущую предельно напряженной жизнью, страну, проблемы которой...


О начале своей литературной карьеры Фолкнер вспоминал по-разному. Наиболее популярен его рассказ о том, как, встретившись в 1925 году в Новом Орлеане со знаменитым уже тогда Шервудом Андерсоном и по...


Европа не только оттолкнула Фолкнера -- она и напугала его. Он обнаружил в ней душевный надлом, крах, кризис. В этой обстановке только еще сильнее обострились воспоминания о родных краях, о мирном у...


В незаконченной своей книге "Там, за холмами" младший современник Фолкнера, Томас Вулф писал: "Странным образом война (Гражданская.-- Н. А.) из дела оконченного и забытого, ушедшего в...


С тех пор, как в 1750 году Жан-Жак Руссо опубликовал трактат "О влиянии искусства и науки на нравы", проблема соотношения прогресса технического и прогресса этического вновь и вновь встает ...


Романы Фолкнера часто называют экспериментальными, имея в виду их необычную, странную форму. Это, конечно, прежде всего бросается в глаза. Но только ставил он эксперимент куда более ответственный и ...


Творчество Уильяма Фолкнера -- постоянно движущаяся система. Остановок, законченности сделанного он не знал. И все-таки последнее двадцатилетие литературной работы отмечено, хоть и не вполне решител...

Доктор Мартино и другие рассказы
Трилогия о Сноупсах
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск